zeftera.ru.

«Оце отака ваша часть!..»

Тимошенко О том, как из неполитической акции протеста бизнесменов против Налогового кодекса удался бенефис Юлии Тимошенко.

Еще одна (и пока наиболее групповая) акция бизнесменов против принятия Налогового кодекса рентабельно различалась от проводимых тут же, под Верховной радой, митингов оппозиции. Все было вполне «по-майдановски»: отчетливая компания; общее неимение общественно-политической символики; в конце концов, новые, разумные лица людей, которые пристрастились жить без помощи других, прося правительство только об одном: чтобы оно не вредило им жить. Правительство, как досадно бы это не звучало, выяснилось иного соображения…

к 10-ти часам вчерашнего утра под стенками Высшей Рады стояло около 10 миллионов человек. Они все ожидали рассмотрения парламентским корпусом проекта Налогового кодекса. Впечатляло большое количество транспарантов, баннеров и профсоюзных флагов. Протестующие задували в дуделки, стучали колотушками в ведра и просто орали: «Ганьба!». От дома Высшей Рады их отсоединял милиционерский кордон, и сначала представлялось, что, случись штурм, у органов внутренних дел не хватит людей для того, чтобы удержать поток участников акции. Но в скором времени к депутатскому зданию подтянулось пополнение – около 50 воинов «Беркута» в полном военном облачении. Оказалось на виду и изобилие подростков в статском (куртки + штаны либо спортивные брюки). Среди них у многих были миниатюрные камеры, определенные пользовались рациями.

— Коля, стремительней камеру к третьему входу! – донеслось из одной такой рации.

К тому времени дорога по ул. Грушевского была запружена протестующими бизнесменами. Невзирая на то, что некоторые из них доезжали до Киева всю ночь, то здесь, то там выглядывали усмешки. Расположение духа у людей было отличное.

Но, стоило журналисту «Обкома» неосмотрительно запнуться о том, что очень многие в управляющей коалиции полагают акцию бизнесменов проплаченной – и ему, за неимением самой коалиции, чуть ли не набили рожу. Впрочем, своевременно поменяли гнев на милость.

— Мы за собственные денежные средства сюда подъехали! – жарко разъяснял Иван из Искривленного Токосъемник. — За денежные средства собственных семей! Мы, бизнесмены приносили-перечисляли денежные средства, мы наняли автобус и подъехали сюда. Нас никто не платил. К слову, можете увидеть: из нас нет ни единого опьяневшего человека!

Компания на самом деле была на высоте. Периодически протестующих проходили их «кураторы» и просили не подаваться на вероятные провокации: дескать, в случае если кто-то среди нас последует на штурм, то у органов внутренних дел будут права бить, к тому же вообще, акция будет скомпрометирована.

— Нам это необходимо? – узнавали «кураторы». Рядовые участники акции негативно проматывали головами.

Но несмотря на это не выдержали перед обольщением «зажечь» собственное сострадание большому бизнесу определенные политики. 1 за иным, на депутатской площади являлись Ксюша Ляпина, Михаил Волынец и Светлана Королевская. колесо 10 часов утра к зданию Высшей Рады со стороны Хрещатика пришел, в компании незначительный свиты, Мужественный Яценюк. Смотрелся он, как обычно, величаво.

— Как считаете, — спросил Яценюка «Комитет», — нынешняя акция будет немного солидным знаком для власти?

— Это не 1-ое представление. В случае если память мне не меняет, это представление 10-ое. И это знак не для меня, а для Азарова, Януковича и других.

— Верно ли то, что к таким людям выходят некоторые политики? Либо для «аккуратности» акции делать этого все же не следует?

— Ну, я ж прогулялся, вы ж видели, — неясно дал ответ Мужественный и нырнул внутрь депутатского дома.

Тем временем, ко входу на близкие к конгрессу территории проник Вячеслав Каськив — управляющий рабочей категории, соответствующей за реализацию государственных программ на Украине

— О, гляди, Каськив, давай, хватай его! — прикрикнул кто-то из протестующих, однако было рано: Каськив пробрался внутрь, где его ожидал журналист «Обкома».

— Некто из представителей коалиции заявил про участников данной акции, что они, мол, проплачены оппозицией. Вы также считаете, что это «заказанная» акция?

— На 100% — нет. Ну, у меня имеется установленный опыт участия в подобного рода событий. И тут по виду людей легко установить, какая их мотивация. Я полагаю, что сегодня под стенки Высшей Рады люди совершенно беспристрастно пришли по своему стремлению. Невзирая на то, невинны они либо нет, — своевременно добавил господин Каськив.

— В 2004 вы были одним из учредителей Майдана, а в настоящее время считаетесь одним из тех, кто от имени власти создаст отношения с делом. Что в этой обстановки вы бы порекомендовали В. Федоровичу? Если б тот, конечно, просил вас о подобном совете…

— Ну, я полагаю, что, вне зависимости от того, какой вид Налогового кодекса будет проголосован «на выходе», я думаю, что команде Вице-президента надо будет прекрасно потрудиться для того, чтобы посоветовать Вице-президенту заключительное решение: подписывать данный документ, либо нет.

— А у вас нет стремления пойти поговорить с данными людьми?

— Я это в обязательном порядке сделаю, — недрогнувшим голосом обещал Вячеслав Каськив.

В скором времени совещание Высшей Рады стартовало, и к протестующим стала поступать информация о том, как коалиция постатейно избирает за смертельный кодекс. Определенные компоненты учредители акции озвучивали через билайн. Особенное возмущение подняла известие о том, что парламентарии отдали голоса за тотально-повсеместное введение прибыльных аппаратов.

— У-у-у-у-у, ганьба! – заорала аудитория и взялась получать гул всеми вразумительными методами. На одном из отделов ограды со стороны Мариинского парка протестующие даже подналечь на милиционерский кордон – однако не с солидными намерениями, так, шалости для.

За случающимся легко замечал управляющий милиционерского главка столицы Алексей Крикун.

— Как вы оцениваете сформировавшуюся картину? – узнавали его корреспонденты.

— Рабочая картина! – усмехаясь, отвечал господин Крикун. – Обычная. Полиция управится, не беспокойтесь.

Как будто желая установить под колебания его слова, протестующие массы активировались. С заполоненной людьми дороге по ул. Грушевского в направлении депутатской площади полетели, разматываясь в воздухе, рулоны уборной документы. Засвистали монеты — преимуществом от 1 до 25 коп.. Мелькнула в воздухе и хлопнулась о землю на тридцать процентов заполненная полуторалитровая бутылка с «Морщинской». Строго долбануло об землю несколько помидоров и больших луковиц.

— Литвина, Литвина к народу! – орали одни.

— Чечетова на площадь! – кричали иные. – Пускай выйдет, побеседуем!

— Дар-мо-е-ды! – обзывались третьи.

Тем не менее, когда на площадь выходили парламентарии от оппозиции, им без отрицаний давали слово. Этим сразу же пользовался роскошно одетый нардеп Олег Ляшко. И теперь при первых звуках его речи журналист «Обкома» дернул: с позиции лексики, это крайне напоминало один из традиционных роликов при участии Олега Валерьевича (тот, что в сочетании с Андреем Парубием).

— Оце отака ваша часть! – орал он в микрофон. – Оце отаку більшість си маємо у Верховній Счастливі сьогодні! Яка є совершенно проти інтересів людей, проти інтересів ваших, мільйонів людей!..

Откричавшись, господин Ляшко взялся нарушать людей, стоявших у ограды, и всякими способами с ними разговаривать и «ручкаться». Лицо его выражало снисходительную несгибаемость перед лицом налоговых репрессий со стороны противозаконного режима.

Не выдержав такого вида, журналист «Обкома» вошел внутрь Высшей Рады. Там его ждал вполне прогнозируемый подарок: согласно заявлению парламентариев фракции БЮТ, к протестующим поехала Юлия Тимошенко. И пока в сессионном зале бютовец Сергей Терехин разрывал горло в конфликтах с В. Хомутынником, в депутатских кулуарах стая видимых бело-сердечных из семи-восьми парламентариев советовались, как организовать путешествие Юли в народ без сучка и задоринки.

В пыл обсуждения вопроса к коллегам подплыла (на собственных классических пятнадцатисантиметровых каблуках) Светлана Королевская. Речь существенно возобновилась.

— Провокации в точности будут! Лидеру нельзя идти в народ по суждениям безопасности! — сообщали одни.

— И не поддерживать митингующих Юлии Владимировне невозможно, к тому же не сдержать ее – также никоим образом не выйдет, — противоречили им иные.

Невразумительный данный гордиев узел одним махом рассечь Светлана Королевская, предложив обступить лидера БЮТ кольцом максимум из 20 народных парламентариев: дескать, «лишь так и можно как-то не сомневаться в ее безопасности!».

Явление Юлии Владимировны протестующим массам прошло «на ура». Большинство глядели на нее с готовностью бойцов, в стан к которым прибыл жарко излюбленный командующий. Мрачных персон в охватывавшем г-жу Тимошенко расправе не было. Аудитория легко сделала возможным экс-премьеру преобразовать неполитическую акцию протеста в фрондерский собрание.

Наспех соблюдя меры приличия («мы пришли в гости к вам, спасибо, что подъехали сюда!»), Юлия Владимировна сказала вполне компьютерную речь – с упором на точные суммы экономических злоупотреблений «команды Януковича». Представление лидера «Батькивщины» периодически сопровождалось скандированием «Ю-ля!».

Завершив собственный речь жарким напутствием «находиться до конца», Тимошенко пошла по внутреннему периметру ограды, «в народ». Вслед за ней, путаясь в ногах у охранников, тащился, внимательным образом вслушиваясь, журналист «Обкома».

— В случае если все будет ехать так, как у вас все едет, то давайте станем загодя, системно, — однако создавать Майдан, — вдохновляла бизнесменов Юлия Владимировна.

Со стороны это прозвучало так, как будто такая мысль только-только пришла ей в голову.

— Давайте, давайте! – заголосила стоявшая на той стороне забора девушка в зеленой куртке.

— А что еще нам делать? – заявила Тимошенко — У нас либо выборы, либо мощь. Либо мы можем использовать мощь, либо выборы. Выборы – 27 мая 2011 года.

— Юлия Владимирова! – уверенно начал говорить белобородый мужчина, вокруг головы которого была обмотана желто-синяя картина. – Однако к выборам обструкция должна бать соединенной. Поскольку с такой оппозицией, разделенной, выборы проиграем в точности также, как проиграли…

На время Юлия Владимирова скривилась как от зубной боли, однако оперативно приняла себя в руки.

— Послушайте, — заявила она, — все дело в том, что эти выборы будут умными. И обструкция, она же различная! Часть оппозиции целиком, от «а» до «я» финансируется Партией районов…

— Ну, это я осознаю, — не успокаивался мужчина. – Однако я о том, что нужно скопить оппозицию…ну, та, которая реальная!

— Реальная обструкция – вся с нами! – жестко отвечала Тимошенко.

— Набраться совместно, — вторил собственное мужчина, — и не выбирать, кто основной, а скопить все силы, чтобы одна обструкция… и тогда можно выиграть выборы!

Юлия Владимировна (как представилось, немного усталая подобным нажимом) дежурно указала:

— Так и сделаем!

И направила далее, к ограде, отделявшей территорию Высшей Рады от дороге по ул. Грушевського. Там ей открывала объятия еще одна команда серьезных девушек в возрасте около 50. Некоторые из них рыдали от счастья лицезреть Тимошенко – и не смущались этого.

— Юлечка, Юлечка! Юлия Владимирова, мы с вами! Состояния здоровья вам, держитесь! — вперебой орали девушки.

Тимошенко одну из них потрепала по голове, другую — чмокнула, 3-ей – просто пожала руку.

— Юлия Владимировна! – прорвался через данный шум голос стоявшего в третьем ряду молодого человека лет 30. – Вы знаете, что команда людей – украинцев! – установили задача 22-го числа выходить на Майдан и начать переворот, за отставку этого конгресса?!

— Верно, — активно указала Тимошенко, — все верно!

— Прошу, — упорно возобновлял молодой человек, — 22 числа с собственной партией поддержите нас, чтобы не форсировали палатки! Пожалуйста, я вас прошу!

— Держитесь, — поддерживала его Юлия Владимировна, — держитесь!

— Поднима-а-йте народ, — как-нибудь печально протянула светловолосая девушка в алом плаще.

— Станем подымать! – удостоверила ее Тимошенко. Она передвигалась далее, — туда, где стоял низкий парень, которому навскидку можно было предоставить лет 60. На парня было страшно смотреть: его восторженное лицо искривляли пароксизмы ревя.

— Юлия Владимировна, — простонал он. – Я вас всегда удерживал!

Юлия Тимошенко ласково порадовалась и потрепала его по щеке.

Осмотр продлился.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *